Бригада огнестойких [Заполярный вестник, четверг, 28 июля 2016 г.]

4

Posted by on 28.07.2016

Там, где плавится металл, никак не обойтись без огнеупорщиков. Без помощи этих специалистов нормальный производственный процесс на многих предприятиях ЗФ был бы невозможен.

Внутренняя поверхность различных котлов, печей, конвертеров, в которых плавится металл, нуждается в специальном покрытии огнеупорами, способном противостоять воздействию высоких температур. Тех, кто выполняет это покрытие, называют огнеупорщиками. В Норильске таких специалистов чуть более сотни – это не много, учитывая объемы работы. Большинство из них трудятся в специализированном управлении огнеупорных работ производственного объединения “Норильскремонт”, входящего в состав “Норильскникельремонта”.

Участок №42, которым уже четыре года руководит Вадим Корнюшко, дислоцируется на медном заводе. Под его надзором вся огнеупорная кладка металлургических агрегатов завода.

– Наш участок – это одна сквозная комплексная бригада, которая работает круглосуточно, – поясняет Вадим Корнюшко. – Ремонтируем печи Ванюкова, анодные печи, конвертеры, дымовые трубы. Также в нашем ведомстве все технологические цепочки серного передела: реакторы, генераторы, газоподогреватели и те же конвертеры и печи дожига. Огнеупорная футеровка защищает людей и оборудование от воздействия не только температур, но и серы и кислоты и позволяет плавить металл при температуре более тысячи градусов. Работать приходится в горячих цехах, где жара 40–45 градусов, наравне с плавильщиками: пыль, шум, газ – всего хватает. Оттого что ремонты выполняются вблизи действующих механизмов и при высоких температурах, наш труд считается работой повышенной опасности.

Металл не убежит

На участке 65 человек. Вот уже более десяти лет здесь работает бригадиром Владимир Вакулинский. Был до этого каменщиком, а стал огнеупорщиком.

– Поначалу, конечно, было тяжело, – вспоминает Владимир Вакулинский. – А теперь другой работы для себя и не представляю. Главное в нашем деле – так кирпич положить, чтобы металл из печки не убежал. Прежде чем футеровку начать, мы готовим специальные растворы кислотоупорных, огнеупорных бетонов, теплоизоляционные массы – в зависимости от того, что футеруем. Ну а затем уже выполняем огнеупорную кладку стен, сводов, подов и арок печей. Размечаем котлы под арматуру, обмуровываем и армируем их. Изолируем асбестом или каолиновой ватой места прохода труб через обмуровку, а также огнеупорную кладку. Вначале меня учили всем премудростям, а теперь вот сам учу молодых. Радует, что все-таки ребята к нам приходят. Остаются не все, но мы за количеством не гонимся, лишь бы качественные мастера были.

Сегодня бригада закончила футеровку конвертера в плавильном цехе завода. Чтобы понять, какой объем работы сделан, достаточно сказать, что протяженность конвертера –девять метров и в диаметре четыре метра (конвертер бочкообразной формы). Огнеупорщикам пришлось заменить порядка 60 кубических метров футеровки.

– Ремонтируя конвертер, работать приходилось при температуре плюс 40 градусов, – рассказывает Вакулинский. – Для нас это обычное дело, просто чаще меняли друг друга. Надеваем специальные суконные робы, каски, очки, в рот “соску” – и вперед. Прежде чем приступить к футеровке, необходимо было выбить старый огнеупор, который местами уже осыпался, и только потом выполнять новую кладку.

Вакулинский говорит, что легче всего работать на капитальных ремонтах печи:

– Технологический процесс остановлен, температура более-менее щадящая. Выбил старую кладку – и футеруй по новой. А когда ремонт частичный, как на этом конвертере, приходится повозиться. Оборудование-то действующее. Чтобы качественно сделать, нужно правильно все ходы рассчитать, людей расставить, чтобы не было простоев и лишней суеты, чтобы кирпич к кирпичу прилегал и даже маленькой щелочки не было.

Одновременно на первой технологической линии участка переработки элементарной серы серного цеха огнеупорщики ремонтировали футеровку реактора генератора и его форсуночных камер. Футеровка этого агрегата состоит более чем из десяти различных марок огнеупоров и имеет очень сложные сопряжения сводов, закругленных стен, горелочных торцов. Сейчас специалисты бригады Вакулинского перешли на печь Ванюкова, затем на очереди тридцатисуточный капремонт анодной печи… Перечислять задачи можно до бесконечности: пока топятся на заводе печи большие и маленькие, умелые руки и смекалка огнеупорщика всегда будут востребованы.

Легкой работы не обещают

Работа огнеупорщика требует не только профессиональных знаний, но и силы, выносливости и терпения. А иногда и мужества, ведь не каждый сможет зайти в горячую печь. Конечно, прежде чем начинается ремонт, ее полностью останавливают и охлаждают. Но бывали случаи, вспоминает огнеупорщик Алияр Ханджалов, когда необходимо было срочно отремонтировать агрегат, ждать и прохлаждаться некогда, заходили и в не остывшую до конца печь (конечно, с соблюдением всех мер безопасности). Алияр работает уже семь лет, а до этого он был плотником:

– Везде трудно работать, если дело делать по совести, но когда свое дело любишь, то она дается легче. Конечно, огнеупорщик – работа опасная, нужно и технику безопасности соблюдать, и товарища страховать. Мы же здесь все друг за друга отвечаем.

Поэтому не всякого возьмут в огнеупорщики.

– Мы готовы учить, молодые и сильные нам очень нужны, – поясняет Вадим Корнюшко. – Да не все остаются. Придут, попробуют и уходят. Слабые сразу, дней пять-десять – и отсеиваются. Ну а кто остался, то уже навсегда прикипает. Настоящая мужская работа.

Коллега Алияра Ханджалова Олег Мирошниченко работает в бригаде уже более двадцати лет. Наставником у него был Федор Козыков, который всегда повторял своему ученику, что
главное для огнеупорщика – быть внимательным и ответственным.

– Чтобы стать хорошим огнеупорщиком, не меньше десяти лет нужно отработать. Конечно, сложно делать кладку и в печах, и на конвертерах, да и в газовых трубах не легче, на высоте приходится работать, и при высоких температурах, и в загазованных цехах. Так никто и не обещал нам, что будет легко, но мы делаем важное дело. Без хорошей футеровки может и производство остановиться, так что на нас большая ответственность. И мы это понимаем.

Лариса СТЕЦЕВИЧ