Курс – нулевой травматизм [Заполярный вестник, четверг, 11 августа 2016 г.]

курс нулевой травматизм

Posted by on 11.08.2016

В редакции газеты “Заполярный вестник” прошла прямая линия на тему “Обеспечение промышленной безопасности и охраны труда в структурных подразделениях “Норникеля”. На вопросы наших читателей отвечали начальники управлений охраны труда и промышленной безопасности “Норильскникельремонта”, Норильского обеспечивающего комплекса и Заполярной строительной компании.

Прямая линия как обратная связь между работниками и специалистами по промышленной безопасности позволяет судить, что в непростом деле достижения нулевого травматизма еще достаточно узких мест, вызывающих вопросы на местах. Но работники управлений промбезопасности и охраны труда готовы искать ответы на вопрос, что еще нужно сделать, исправить, улучшить, чтобы каждый научился ценить собственную жизнь и здоровье.

Главное – верить

Пожалуй, начнем с одного из самых ключевых вопросов наших читателей. “По мнению самих работников сферы ПБиОТ, возможно ли достижение нулевого травматизма на производстве? Если да, то обоснуйте, пожалуйста, откуда такая уверенность”, – спрашивает Леонид Матвеевич. На этот вопрос мы попросили ответить каждого из участников прямой линии.

– К такому показателю, безусловно, можно прийти, – уверен Николай Курочкин, начальник отдела охраны труда и промышленной безопасности Заполярной строительной компании. – Путей достижения этого много, и мы активно работаем в данном направлении, а руководство компании обеспечивает нас всеми необходимыми ресурсами. И примеры уже есть – есть отдельные предприятия, входящие в группу компаний “Норникель”, которые работают без травм на протяжении значительных периодов времени. Кроме того, и в международной практике можно выделить ряд крупных промышленных предприятий, где полностью отсутствует производственный травматизм.

Проводя анализ причин несчастных случаев, произошедших в компании, можно выделить несколько основных: неудовлетворительная организация производства работ, невыполнение мер, предусмотренных нормативными документами, и недостаточность мер для обеспечения безопасного производства работ, определенных при выдаче и оформлении нарядов (заданий). А ведь все это можно полностью исключить, во-первых, путем системной и настойчивой работы по выполнению комплекса мероприятий, которые в данный момент реализуются в группе компаний, во-вторых, путем формирования единой культуры безопасности, где каждый работник будет осознавать и нести ответственность не только за личную безопасность, но и за безопасность рядом трудящихся.

– Главное – не только верить, но и стремиться к нулевому травматизму. Одной моей веры недостаточно, необходима командная работа, – подчеркивает Станислав Щербаков, начальник управления охраны труда и промышленной безопасности общества “Норильскникельремонт”.

– Поэтому система управления промышленной безопасностью и охраной труда постоянно совершенствуется. За счет внедрения новых инструментов мы активно вовлекаем производственный персонал в программы безопасности, мотивируя их, поощряя, тем самым признавая персональный вклад в создание безопасных условий труда и развитие корпоративной культуры безопасности.

– Соглашусь с коллегами, что нулевой травматизм – это реально. Коллектив НОК в период с 2010-го по 2014 год 1249 дней отработал без травм, – поддерживает Инна Соболева, начальник управления промышленной безопасности и охраны труда Норильского обеспечивающего комплекса. – К сожалению, удержать высокую планку не удалось… Работа по снижению травматизма – это постоянный и кропотливый труд всего персонала, в котором должен участвовать каждый работник. Самое главное и трудное – это научить людей постоянно думать и о своей безопасности, и о безопасности работающих рядом. Чтобы люди были уверены в том, что между планом и жизнью не может стоять знак равенства, а здоровье нельзя измерять в тоннах, метрах или рублях. И если перед работником любого уровня стоит выбор сделать работу быстро, но с риском или помедленнее, но безопасно, он на подсознательном уровне должен выбрать безопасность.

Закон суров

– Станислав Владимирович, работники “Норильскникельремонта” уверены, что у них на предприятиях требования по охране труда выше федеральных. Например, экзамены по общим правилам рекомендовано сдавать не реже одного раза в пять лет, а у них раз в три года. Если посчитать все экзамены и зачеты, они несколько раз в году ходят на центральную комиссию, да еще и на местные.

– Согласно общим требованиям промышленной безопасности аттестация руководителей и специалистов действительно проводится не реже одного раза в пять лет, однако аттестация по специальным требованиям ПБ (подъемные сооружения, газораспределение и газопотребление и так далее) – не реже одного раза в три года. И проверка знаний по охране труда тоже проводится не реже одного раза в три года. Поэтому данная периодичность, принятая в “Норильскникельремонте”, не противоречит федеральному законодательству. Обучение и проверка знаний является еще одним инструментом повышения компетенций руководителей всех уровней. Как говорится, век живи, век учись.

– У нас в Норильском обеспечивающем комплексе экзамены сдают ежегодно все инженерно-технические работники, – поясняет Инна Соболева. – Любая проверка знаний подразумевает предаттестационную подготовку. К сожалению, по проведенной в этом квартале оценке, не все руководители и специалисты обладают необходимым уровнем знаний в области технологии, производственных процессов, оценки рисков на своих участках, умением правильно планировать и организовывать работы, поэтому приходится чаще проводить аттестации, экзамены.

– Вопрос от одного из читателей для Станислава Щербакова. “Вы издали письмо о проведении проверок знания работниками внедряемых службой ОТиПБ стандартов по безопасности труда, ключевых правил безопасности, различных памяток по ТБ. В случае если работник не может ответить на вопросы проверяющих или банально отказывается разговаривать, то депремируется линейный персонал ИТР. Это не разовая акция, а каждый вторник любого работника, который в это время трудится, могут спокойно отвлечь от работы и начать опрашивать. Объясните, какими доводами вы руководствовались, издавая данное письмо?”

– Хотелось бы пояснить, что стандарты в области ПБиОТ с 2014 года внедряются на уровне всех подразделений “Норникеля”, и “Норильскникельремонт” не является исключением. Требования стандартов обязательны для исполнения также всеми работниками общества. А для того чтобы их соблюдать, необходимо для начала эти правила знать. Как прозвучало в вопросе, это действительно не является разовой акцией. На протяжении двух лет мы общедоступным языком пытаемся донести до работников требования стандартов. В том числе для этого необходимо отладить обратную связь с сотрудниками. Поэтому при встречах с работниками мы всегда опрашиваем их, а знают ли они о внедрении стандартов, могут ли озвучить ключевые правила безопасности и так далее. Если же работник не владеет данной информацией, то это указывает на то, что его непосредственный руководитель не доносит ее. Поэтому приходится ужесточать правила игры и вести спрос уже с линейных руководителей.

– И здесь же, Станислав Владимирович, еще один вопрос, что называется, в тему. “Руководство страны ограничило надзорные органы в частоте проверок бизнеса: раз в три года. Нас (работников “Норильскникельремонта”) проверяют три-пять раз в месяц, а при объявлении месячника по ТБ – ежедневно. Не слишком ли часто?”

– Периодичность проверок надзорных органов один раз в три года достаточно условна. Есть разные уровни проверок: оперативные, плановые, целевые, комплексные – направленные на профилактику травматизма. Из этого складывается системный подход к управлению промышленной безопасностью и охраной труда на любом предприятии. Ослабить контроль на рабочих местах нам пока не позволяет ситуация с производственным травматизмом. Поэтому контролировать будем столько, сколько необходимо для достижения конечной цели – нулевого травматизма!

– Хотелось бы добавить, что тот же Ростехнадзор может проводить не только плановые проверки, но и внеплановые. Например, по факту произошедшего несчастного случая, – поясняет Николай Курочкин. – Только когда мы будем работать без травм и аварий, мы сможем задуматься об уменьшении частоты проверок.

Несогласным – в суд

– Николай Николаевич, один из работников ЗСК интересуется: что делать, если он не согласен с результатами специальной оценки условий труда на своем рабочем месте? К кому обращаться? Работает в шахте уже 20 лет, постоянно в пыли, а пишут, что все хорошо, пыли нет.

– В соответствии со статьей 26 Федерального закона “О специальной оценке условий труда” №426-ФЗ, все разногласия по вопросам проведения специальной оценки условий труда или же в случае несогласия работника с результатами проведения специальной оценки условий труда на его рабочем месте, а также жалобы работодателя на действия (бездействие) организации, проводящей специальную оценку условий труда, рассматриваются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на проведение федерального государственного надзора за соблюдением трудового законодательства. Работодатель, работник, выборный орган первичной профсоюзной организации или иной представительный орган работников вправе обжаловать результаты проведения специальной оценки условий труда в судебном порядке.

О наболевшем

– Вопрос от одного из работников механического завода: “Очень долго проходим медицинские осмотры. Кругом очереди, приходится либо брать дни по Коллективному договору, либо отпрашиваться у начальства несколько дней подряд, либо просто занимать очередь с ночи. Когда-нибудь вернут выездные медосмотры? Так удобно было, когда медкомиссию можно было пройти прямо на работе”.

– К сожалению, выездные медосмотры не вернут, – констатирует Инна Соболева. – Конечно, куда удобнее проходить комиссию на работе. Но теперь для медосмотров создан центр на Кирова, 19, поэтому они будут проводиться только там. Проблема эта общая, графики плотные, людей много, врачей не хватает. Со своей стороны мы стараемся организовать равномерные потоки работников, проходящих медосмотр, но не всегда получаем желаемый результат.

– Хочу сказать, что для исключения столпотворения в медицинском учреждении разрабатывается график по каждому подразделению “ННР”, в котором планомерно распределено количество работников, подлежащих периодическому медицинскому осмотру. Но, учитывая, что узких специалистов в медицинских учреждениях не хватает, проблемы очередей существуют. Мы стараемся урегулировать этот вопрос, – дополняет Станислав Щербаков.

– Николай Николаевич, один из работников вашей компании интересуется, как организован сбор строительного мусора на ТОФ, особенно в цехе сгущения.

– Начнем с того, что, учитывая масштабы строительства на объекте ТОФ-РФ, следует объективно оценивать и объем строительного мусора, подлежащего уборке и вывозу. Работа по приведению фабрики в порядок осуществляется постоянно. Например, сейчас в соответствии с приказом генерального директора ЗСК, которая является генподрядчиком этого проекта, организовано круглосуточное дежурство инженерно-технических работников для контроля за выполнением работ по наведению порядка, уборке мусора, безопасному складированию материала и оборудования, обеспечению безопасных проходов, монтажу ограждений и перекрытий. Отчет о проделанной работе ежесменно поступает в диспетчерскую управления строительства ЗСК.

Лариса СТЕЦЕВИЧ

Продолжение
в следующем номере “ЗВ”